one_versus_all (one_versus_all) wrote,
one_versus_all
one_versus_all

Ватикан и ГКЧП, или наши в Польше =)

Оригинал взят у escapistus в ГКЧП и массовый вывоз молодежи из обеих столиц


Всемирный слет католической молодежи. Ежегодное мероприятие.

Итак, сегодня, 16 августа 1991 года я все еще торчу в Польше. Слинять оттуда, из Варшавы, до которой еще надо добраться, мне удастся только вечером 17-го, а 18-го утром я окажусь, наконец, на Белорусском вокзале Москвы, и все эти мытарства закончатся. А как я, вообще, оказался в Польше? А точно так же, как, по некоторым данным, там оказалось и еще что-то около полумиллиона советских молодых людей. В августе 1991 в Совке случилось неслыханное. То, чего никогда не было прежде, и это легко объяснимо. Но  и то, чего больше никогда не повторится впредь, и это объяснить уже несколько сложнее. Вот, на это, второе, обстоятельство, на уникальность этого случая, я, как раз, и хочу обратить ваше особое внимание, в рамках наступившей в дальнейшем свободы этого-то, как раз, больше никогда и не повторится. А случилось следующее.

.
"Святой Престол" и лично Папа Римский Иоанн Павел II в августе 1991, непосредственно перед ГКЧП и именно на дни подготовки и проведения путча, внезапно пригласили в Польшу огромное количество советской молодежи. Так уж интересно совпало. Пригласили они нас, комсомольцев-безбожников, за свой счет (нас там бесплатно, за счет Ватикана, харчевали, ночевали и возили, в том числе, перемещали через границу) ради нашего участия во Всемирном фестивале католической молодежи, или как-то так, который происходит у них каждый год в разных странах мира. Это такое сочетание "веселого" с "полезным". Огромная интернациональная туса на пять с плюсом на тему любви ко Христу, "радостный строй гитар" - яростный... молитвенный угар. Над вторым мы, естественно, угарали сами: только что была беспутная западная молодежь (но не слишком, не слишком), и вдруг, по команде священников, все - бац на землю и давай творить намаз! Только что звучала веселая музыка, а теперь звучат заунывные католические мотивы. Очень это нас забавляло.

Назывались мы все "пильгрымжики", над этим словом мы, понятно, тоже ржали, как кони, оно и смешное, и пилигримы из нас, конечно, были те еще! Халявщики было имя нам! Замечу, кстати, что вся остальная католическая молодежь ездит на эти сборища исключительно за свой счет. Они сами оплачивают жилье, покупают еду и билеты. А нас, богохульников и обнаглевшую саранчу, в таком количестве (мне попадались данные про то, что нас вывезли больше миллиона, но я считаю достоверной цифру в пределах 600 тысяч) около трех недель содержал Папа. Можно, конечно, предположить, что Ватикан хотел нас обратить в свою бусурманскую веру, но нельзя. Потому что никто там нами не занимался, ни за что не агитировал, и, вообще, крайне неохотно с нами общались по любым вопросам, в т.ч., по вопросам собственно веры. Я, например, приставал с вопросами, но от меня отмахивались с плохо скрываемой непрязнью. И дело тут не в языковом барьере, католические священники вполне владеют английским. Нет, им было просто на нас наплевать. Мы ни в чем не участвуем? И слава Богу! Мы в Польше были сами по себе, все остальные - друг с другом, ради всеобщих молитв они со всего мира туда и слетаются. В количестве, наверное, пяти-шести миллионов. Выглядит это так.

Сначала вся это молодежь волнами накатывает в крупные города, где есть порты, аэропорты и ж/д вокзалы. Потом занимают на денек все гостиницы и частный сектор (все заранее забронировано) и на следующий день отправляются в пешее эротческое путешествие паломничество к какой-нибудь католической святыни. В Польше мы все двигались с разных сторон в Ченстохово к главной польской иконе Матке Боске Ченстоховске. Вот, эта инона, поразившая меня своей чернотой (в реале она еще чернее).



Говорят, сей лик писал аж сам Св. Лука, во, какая это древняя икона. Наша группа двигалась из Кракова. Вернее, я сам по себе двигался с понравившимися мне ребятами, которых я встретил в Кракове. И тут следует сделать еще одно важное замечание. Как все было организовано для русских.

Ну, во-первых, в Москве все случилось вдруг. Еще в начале августа мне и в голову не могло прийти, что где-то с 7-го по 17-ое августа я окажусь в Польше (а должен был проторчать там вместе со всеми числа, так, до 25-го). У меня тогда был роман с одной замужней дамочкой старше меня из демократических кругов, и ее муж, сподвижник Новодворской, прекрасно был обо всем осведомлен, это были высокие отношения. Вот, эта-то мадам и предложила мне внезапно прокатиться на халяву в Польшу, куда и она, столь же внезапно, отбывала вместе со своим демократом в качестве старшей одной из групп. А он был старшим в другой группе. Причем, им, как активистам демократии, разрешили выехать в Польшу аж с маленьким ребенком! Не на кого было оставить, а кадры они оба, были, видимо, особо ценные.

Оказалось, что весь этот странный движ происходит давно, но!... Никто и нигде, ни в каких СМИ, не объявлял о приглашении Папы, обращенном якобы ко "всей" советской молодежи. Демократическая общественность собирала антисоветски настроенную молодежь своими методами - личное знакомство, участие в мероприятиях, знакомые знакомых и т.д.. А настроенную просоветски (таких  в то время среди молодых было крайне мало), но тоже пронюхавшую про свалившуюся с неба халяву, они просто отсеивали на вопросе об отношении к Богу и Ленину. Так я слышал, и я в это верю. Сам я, как блатной  с ого-го какими ручательствами, никакого собеседования ни в посольстве, ни в костеле на Грузинке не проходил, но с остальными типа собеседовали.

Итак, я подчеркиваю: в августе 1991 года вывозили в Польшу только противников прежних, совковых, порядков. Нет, конечно, проникали и совки, та же Дарья "Колобок" Митина, например, но, видимо, очень мало. Лично я таких, вообще, ни одного за весь польский вояж не встретил. Хотя про политику говорили много, тогда только про политику и говорили. Когда не о бабах. Тут надобно понимать, что в патриотах тогда числились, как раз, противники Совка, те, кто "за Россию". За новую Россию. В дальнейшем, кстати, во время обоих путчей, так и опозновали друг друга: "За кого?" - "За Россию!" - "Проходи". А враги были - которые "за СССР". Вот их-то в Польшу и не брали. Так что, на месте товарищей, я бы поинтересовался у Митиной, от чего она там втихаря отрекалась.

Второй крайне важный момент. Это было какое-то мужское братство! В том паломничестве было поразительно мало баб. Их, практически, вовсе не было, что и было отмечено возмущенной общественностью. Но тогда в ходу было предположение, что все-таки не на сейшен приехали, и Папа резонно опасался, что мы, охальники, превратим молитву в фарс, перетрахавшись по кустам на глазах у возмущенной католической общественности. Тогда это предположение меня лично устроило, но сейчас я предполагаю другое - вывозили молодых и дурных бычков, которые могли оказать влияние на предстоящие процессы. Скажем, слишком активно и безбашенно вписаться за "новую Россию" против возвращения коммуняцкой диктатуры. Что, в общем-то, и произошло даже без этого полумиллиона самых молодых и горячих. К тому же, никто ведь не знал, что ГКЧП окажутся такими клоунами, предполагалось, что все будет очень серьезно. Но девицы все-таки были. Однако, они почти все поголовно были старшими групп. Эти милые существа на полном серьезе пытались нас дисциплинировать :)

Третий момент. Почти все мы были из Москвы. Настолько все, что я умудрился на той польской чужбине встретить людей, с которыми в Москве потом так и не встречался ни разу в жизни. Одноклассники, однокурсники, сослуживцы. Поразительная плотность московского населения случилась в те дни в Польше! Но встречал я и петербуржцев. Очень мало, но встречал. А вот из любого другого города Совка, даже из Киева, так и не встречал. Сейчас я делаю вывод: вывозили только столичных молодых самцов, антисоветски настроенных.

Кто мог провернуть подобную операцию? Только высшее руководство СССР. И только лично Горбачев, на которого нынче всяк придурок вешает развал Совка. Хотя этот Горби из кожи вон лез, пытаясь спасти неспасаемое. Другое дело, что он был дурак дураком. Но развалом Совка специально он, точно, не занимался! А вот с Папой Римским вполне мог договориться. С его-то "новым мышлением". Я даже не исключаю, что это не сам Ватикан из своего кармана нас финансировал, а тот же ЦК КПСС через Ватикан. Нас надо было удалить на время переворота, и затею придумали просто отличную! И именно с этим связан еще один нюанс.

Мне-то, блатному, привлеченному демократкой в последний момент, крупно - очень крупно! - повезло: я мог передвигаться по Польше один, без группы. Я был сам себе группа. Потому что мне, как оформлявшемуся в самый последний момент, когда все группы были уже сформированы, выдали документ, в который включили только меня и еще одно чудо природы - эдакий великовозрастный балбес, которого привела за руку, явно, очень демократически настроенная мама. Она сочла меня человеком вполне положительным, и потому, скрепя сердце, доверила мне свое сокровище. Теперь я даже склонен считать, что это именно та дама, а вовсе не моя дамочка (скорее, они вместе), и придумала отправить свое чадо вдвоем с каким-нибудь "проверенным" человеком. Ну, что-то вроде дядьки при молодом барине. Она даже его деньги мне отдала! И велела беречь это чудо пуще собственного глаза. И позвонить ей сразу, как только я доставлю ее увальня обратно в Москву. И желательно довезти его до самого дома. Написала все телефоны и адреса и с огромной тревогой в глазах отпустила свое чадо в первое его путешествие в неизвестность.

Чудо оказалось послушным, как собачка, и до самого Бреста всюду ходило за мной хвостиком. В разговоры не влезало и все время улыбалось. В общем, на первом этапе жить не мешало. А в Бресте выяснилось, что следующего этапа уже и не будет - мамочка наша не доглядела, и у ее сокровища не оказалось с собой даже паспорта. Пошли мы тогда на переговорный пункт, я набрал телефон нашей мамочки, и он радостно сообщил ей, что возвращается, потому что дяди пограничники его за границу не пускают. Я поклялся всем демократическим святым, что сделаю все возможное, чтобы наш ребенок не пропал, всячески расписал его покладистость, купил ему на его же деньги обратный билет, отдал ему все его деньги и опять позвонил нашей страдающей квочке. Сказал, когда поезд, отклонил мольбу отказаться от Польши ради идеалов гуманизма и сопроводить ее чадо обратно, честно признался, что в Польшу мы уезжаем раньше, чем придет его поезд, но что до самого отъезда его не брошу и найду какую-нибудь добрую душу, которая не откажет в просьбе проследить за ее дитем.

Вот! после этого я стал абсолютно свободен от всяческих уз - из моей бумажки вычеркнули единственного попутчика, поставили соответствующую отметку, урезали по бумажке пограничный штамп на манер бессмертного "уплочено", и стал я путешествовать один. А все остальные-то обязаны были передвигаться всей группой! Всех очень строго предупредили по многу раз, что в случае потери хоть одного члена группы обратно и поляки не выпустят, и наши, тем более, не впустят. И вы знаете, поначалу все как-то в эту ерунду поверили, это ж был еще Совок - страна суровых нравов. Да и потом, уже в Польше, многие изо всех сил старались держаться вместе и не потеряться. И потому строгим демократическим девицам - старшим групп какое-то время удавалось держать в узде эту стихию. У них была главная бумажка, а только по ней кормили, поили и перевозили бесплатно. Но в Кракове мне посчастливилось встретить природных анархистов, которые свою девицу свергли и коварно завладели знаменем полка. Причем, еще в Варшаве.

А в Краков прибыли уже по собственному почину в половинном составе, но с заветной бумажкой. И стали получать по ней у монахов жратву на всех. Кормили нас, кстати, отвратительно! Вся эта поездка запомнилась мне постоянным чувством голода. И пайки были маленькие, и есть эти пересоленные консервы (почему-то немецкие) было невозможно. Но выбирать не приходилось - денег-то ни у кого нет. Валюта в Совке все еще была запрещена, а рубли хоть и меняли (обменники в Польше были просто везде! и ксероксные конторы), но по такому курсу, что мы даже с голодухи были не согласны - все равно, больше буханки хлеба на нашу месячную зарплату не купишь. Но тогда нас научил один супер-анархист, прибывший одним из первых (кстати, из Питера) и уже как бы местный старожил и большой авторитет для всех вновь прибывающих пильгрымжиков. Он, вообще, существовал без всяких бумажек и плевать хотел на всякую нелегитимность своего существования в Польше. В Кракове очень много костелов и монастырей, в основном, францисканских и доминиканских. А между ними существует вековое соперничество. Надо идти к францисканцам и клеветать на доминиканцев, что жрать, вообще, не дают, и плевали они на Папины распоряжения. А потом идти к доминикам рассказывать, какие франциски сволочи. Только ходить все время в разные костелы.

Дня четыреу мы так продержались, а потом Краков совершенно опустел от всех советских пильгрымжиков, всех угнали в Чесноковку, и нас послали с нашими бумажками все орденские структуры сразу. Сказали, что мы - прохиндеи, а не честные пильгрымжики, и что уже давно должны быть в Ченстохово или хотя бы на полпути к нему. Бесплатно всю "холеру", это такое прозвище для русских, кормят теперь только там. И весь ночлег тоже туда уехал. А нас давить надо, холеру, сказали нам добрые христиане. Прозвучало это очень искренне, и мы с этим мнением согласились Пришлось переться в Чесноковку. Опускаю подробности этого веселого тура в купе первого класса за счет Папы (все ж пильгрымжики пешком туда топали), и куда мы на добротном русском языке отправили кондуктора получать деньги за проезд и штраф за необилеченность всей группы, но вся холера прибыла в Ченстохово во вполне комфортных условиях, в Совке мы в таких купе и не видели. А в Чесноковке мы встретили своих. Море своих в одном месте! В том числе, и тех, от которых отбились. Включая строгих девиц-начальников. Ой, мы так обрадовались! А они - не очень. Но бесплатно кормить нас, все равно, пришлось. А жить мы стали в армейских палатках на каком-то бескрайнем поле, густо пахнущем свежим навозом. Целый русский палаточный город! Ну, полмиллиона, шутка ли. И так, кстати, и жили отдельно ото всей остальной католической молодежи. Вот! И тут-то и есть самое главное, ради чего вы мучились с чтением.

Вы знаете, что такое пять-шесть миллионов молодых людей на улицах маленького городка? По московским меркам, Чесноковка - это, вообще, не город. Это даже не Химки! А туда нагрянуло одновременно несколько миллионов экзальтированной молодежи со всего света и еще полмиллиона угрюмых русских. И еще продолжали подтягиваться разные пильгрымжики, которые, наконец, дотопали. Все главное должно было случиться 18-го числа, в воскресенье - приедет сам Папа и будет служить мессу перед главной польской иконой. Посмотрев, что творится на улицах, я задумался почему-то о Ходынке. А увидев 17-го утром местный вокзал, я вспомнил кино про Гражданскую войну и про мешочников на крышах. И принял мудрое решение линять, пока не очень поздно - когда вся эта втянувшаяся в городок масса начнет разъезжаться (вся проклятая холера, рвзумеется, в последнюю очередь), то выбраться будет нереально. Или холерам предстоит новое паломничество - теперь уже пешком на родину. И неизвестно, продолжится ли халява после мессы, ради которой все туда типа и приезжали.

Сразу скажу за Папу, халявой он никого не обделил вплоть до самого конца, и топать до фатерлянда тоже никому не пришлось, всех так же, бесплатно, доставили до Бреста и потом до Москвы. Но только через неделю! "Мои", во всяком случае, вернулись только в следующее воскресенье, когда уже все было кончено. Сразу позвонили "чо за на хуй?!", и что я тут допустил в их отсутствие, встретились, я им все обсказал, а они мне про последнюю, особо унылую, неделю в Польше, на том самом поле. Это я, пользуясь своей отдельной бумажкой, оказался в Москве еще утром 18-го, а вся эта масса так и проторчала за кордоном во время всех событий. Вот, и думайте.

Завтра, 17-го августа, заговорщики соберутся на Теплостанском проезде, 1а, на объекте "АБЦ", где и договорятся действовать "по унов утвэржденному плану". Как велел Михал Сергеич Иваныч. Клоуны.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments